Вторник, 17.10.2017
Adabiyot (Literature)/Matematika (Math)
Меню сайта
Категории каталога
Мои статьи [27]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 49
Главная » Статьи » Мои статьи

Творческая лаборатория (часть 2)

Автор: Атаули

ТВОРЧЕСКАЯ ЛАБОРАТОРИЯ (часть 2)

ПРЕДИСЛОВИЕ
  Создание познавательного романа известного ученого-литературоведа Наима Каримова под названием "Чулпан" стало заметным явлением в современной узбекской литературе. Это, можно сказать, единственный в узбекской литературе пример биографического романа наподобие тех, что были написаны Андре Моруа о жизни Бальзака, Гюго и других классиков мировой литературы. В романе ученый кропотливо воссоздает весь сорокалетний жизненный путь Абдулхамида Чулпана, детально описывая жизненные события по годам, по месяцам, иногда даже по неделям и дням! Читая роман "Чулпан" я подумал: если бы писатель вел дневники или как Садриддин Айний написал воспоминания в нескольких томах, чем бы они отличались от такого романа? - Разве что еще большей точностью и познавательностью. По моему глубокому убеждению, только в таких дневниках и воспоминаниях находит непосредственные, искреннее и трогательное отражение весь духовный мир писателя, его чувства, переживания, лаборатория его творчества освещается изнутри.
  Я вот уже почти сорок лет, можно сказать, регулярно веду дневники. Определенную часть из них вел на русском языке, чтобы глубже освоить русскую письменную речь. Из этих дневников я отобрал теперь, на мой взгляд, самые важные моменты, которые вводят вас творческую лабораторию. Показывают, каким образом, и с какими намерениями шел я в литературу.
  Как критик-литературовед знаю, что такая целенаправленная попытка в современной узбекской литературе - первая и пока единственная…Особенно этим она, надеюсь, представляет интерес для читателя. 
Я - представитель потомственных преподавателей-математиков, с уверенностью могу сказать, что около семидесяти процентов всех книг, прочитанных мною в течение жизни, были на русском языке. Следовательно, русский язык в моем формировании как личности и писателя сыграл довольно значительную, можно сказать, решающую роль.
  Русский язык и русская литература словно океан - каждый читатель может найти все, что душу угодно. Благодаря этому языку, я, например, смог читать в свое время сочинения древнегреческих философов, Руссо, Декарта, Спинозы, Гельвеция, Канта, Фейербаха, Гегеля, Дарвина и десятки других мыслителей мирового значения. В конце 70-х годов прошлого столетия, когда я работал над своей первой книгой "Небо полно звезд (Беседа о чувствах)", были моими почти настольными книгами популярные эссе русского ученого-физиолога Илья Ильича Мечникова "Этюды о природе человека" и "Этюды оптимизма", ученых-литературоведов Юрия Борева "Эстетика", Юрия Рюрикова "Три влечения (Любовь, ее вчера, сегодня и завтра)", Юрия Андреева "Беседа с сыном-старшеклассником", коллективный сборник русских ученых, деятелей литературы и искусства под названием "Культура чувств" (что выпущено издательсвом "Искусство" в 1968 году). По-моему убеждению, в мире мало языков, на котором имеются такие серийные, довольно серьезные и по-настоящему фундаментальные выпуски, как "Мыслители прошлого", "Бибилиотека мировой литературы", "Мастера современной прозы", "Классики и современники", "ЖЗЛ"… Словно вес мир в вашей ладони благодаря этого, на самом деле, великого и могущего языка!
  Естественно, любая литература соответствует своему языку. Русская литература, особенно, ее золотой век не имеет аналога в истории всемирной литературы! Нет этому настоящему океану границ! Сочинения Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Чехова, Достоевского, Толстого… В произведения наших современников Булгакова, Бунина, Пастернака, Солженицина, Набокова, Распутина, Белова, Астафьева, Шукшина… С приятными ощущуниями вспоминаю, например, процес чтения романа Даниила Гранина "Иду на грозу", где освящена судьба и духовный мир ученого-физика, идущего на грозу. Это чтение в свое время лично мне дало определенный толчок и духовную опору, чтобы идти на грозу в науке и в литературе.
  Читать и говорить, тем более, писать не на родном языке - это не одно и то же. Свободно и без каких-либо акцентов говорить на русском, особенно, свободно, грамотно и плавно писать… ох, как нелегко! Слава богу, я имею десятки литературно-критических статьей, написанные на русском и опубликованные в газетах и журналах Ташкента и Москвы. Однако…моя самая последняя вешь - критическая статья "Воплощенная мечта" с анализом последнего романа Чингиза Айтматова "Когда падают горы (Вечная невеста)", вышедщая в свет в коллективном сборнике "Чингиз Айтматов навечно в сердцах узбекистанцев" в 2008 году, стал своеобразным восхишением перед гения этого титана современной литературы, который с огромным успехом сумел написать на русском языке целые романы - щедевры всемирной романистики. Я славо богу, имею романы, повестей, рассказов, эссе, статьей, написанные на родном языке. Даже перевел с русского на узбекский язык философскую сказку "Кролики и удавы" замечательного русского прозаика Фазиля Искандера и уникальную повесть "Шурабад" основателя современной персидской новеллистики Мухаммада Али Джамалзаде. Однако… чтобы самому написать хотя бы крошечный рассказ на русском… к сожалению, все еще не в моих силах. Все, что смог - это мои старые дневники, из чего недавно отобрал отдельные моменты, которые, надеюсь, сумеют освятить творческую лабороторию писателя. 
Естественно, чтение и писанина не имеет смысла без соответствующего среду общения, без живого литературного процесса. Оно не происходит на необытаемом островке Робинзона Крузо, а происходит в определеннойь литературной среде. Средство общения всегда со всех сторон оттачывается в среде общения. Мой второй язык письма тоже развывался в благоприятной творческой среде литературного общения благодаря моим русским коллегам по перу. С особой благодарностью вспоминаю, например, непосредственное общение с известным русским ученым-филологом Юрием Рюриковым, с первым заместителем главного редактора журнала "Дружба Народов" Леонидом Арамовичом Теракопяном, преподавателем Института Мировой литературы Казбеком Султановым, которые с душою отзывались на подстрочнык моей первой книги "Небо полно звезд (Беседа о чувствах)". А редактора, которые готовили к печати мои литературно-критические статьи: Тамара Каплинская в газете "Правда Востока", Юрий Подпоренко в журнале "Звезда Востока", Григорий Резниковский в Союзе писателей Узбекистана, Лилия Васильевна Струнникова в газете "Народное слово"… Особенно, покойный Андрей Николаевич Орлов, который искренно помог мне, чтобы довести до кондиции данную довольно объемистую рукопись, как он сам выражался, "эпохальный труд" мой. То есть, в освоении богатейщего русского языка мне помогли не только книги и учителя, но и мои близкие друзья, сослуживцы, с кем мне посчастливилось бок о бок работать. Это еще Жора Айрапетян и Дилором Анваровна Рахимова - методисты Министерства просвещения Узбекистана в конце 70-х годов, Мира Джалиловна Рахманова - начальница отдела художественной, детской литературы и изданий по искусству Госкомиздата (ныне Агентство печати) Узбекистана в начале 80-х годов прошлого столетия. А во время моей работы в Союзе писателей Узбекистана с 1983 года по сей день их среди писателей, естественно, было множество. Весьма разные писатели с различным человеческим характером и манерой письма: Александр Андреевич Удалов, Борис Пармузин, Олег Сидельников, Николай Стрижков, Георгий Владимиров, Владимир Стуловский, Николай Константинович Гацунаев, Раим Хакимович Фархади, Якуб Джураевич Ходжаев, Евгений Ефимович Березиков, Александр Аркадьевич Файнберг, Николай Николаевич Красильников, Юрий Алексеевич Вологин, Виктор Антонович Устинов, Сухроб Мухамедов, Димитрий Черников, Алексей Петрович Устименко… Особым волнением вспоминаю своего бывшего соседа Юрия Алексеевича Ковалева, проработавщего долгие годы заместителем секретаря первичной партийной организации Союза писателей Узбекистана и его жену Зою Максимовну (эту прекрасную женщину моя жена Дилбар очень уважала и до сих пор часто вспоминает добрыми словами)…Их всех не сосчитать! Они были и есть настоящие интеллигенты со щедрою русскою душою, людьми добрыми, которые искренне радуются, когда протягивают руку помощи другим, особенно, в приобретении знания. Я навеки благодарен им и посвящаю эту книгу на русском языке всем моим русским друзьям в знак признательности! Они, несомненно, оказали более конкретной и деловой помощи в моем освоении письемонной речи на русском языке, даже больше, чем любая книга, включая и словари Даля, Ожогова, Кузнецова и др. Ибо, живая и кипучая литературная жизнь всегда больше, чем любая книга! Разумеется, все зависит от того, кто чем и каким образом черпает из этих вечно живих трех океанов: язык, литература и литературная жизнь… 
  Теперь несколько слов о жанровых особенностях предлагаемого на ваш суд произведения.  
  В литературном наследии моего самого славного земляка, древнетюркского поэта Ахмеда Яссави, живщего почти девять столетия тому назад, немало стихотворений, где дается емкая характеристика автора на свое мировосприятие и миропонимание от рождения до смерти буквально по годам. В мемуарном произведении великого Захириддина Мухаммада Бабура "Бабурнаме", как бы продолжая опыт Яссави подробно описивается понарама жизни автора и его взгляды на события ХУ века, как бы подводя итоги каждого прожитого года. Это мемуарное эссе Бабура дает исчерпивающее представление читателям о времени и о себе, описивая в летописном порядке все, что пережито автором… То есть, опыт отражения автобиографических данных в своих произведениях в истории узбекской литературы имеет довольно глубокие корни.
  Основываясь первым долгом на традиции классиков родной узбекской литературы, я всячески стремился максимально использовать автобиографические данные в своих произведениях художественной прозы. Например, главный герой моей первой фантастической повести "Беседа с Тагором" (1979) 30-летный ученый-лингвист Алим, которы жил, вернее, как я представил, будет жить в 2079 году, мой ровесник, точно отражающий мое миропонимание в этом возрасте. Герои маленьких повестей "Круговорот вселенного" (1982) и "Окошко души" (1984) 32-летный ученый-экономист Давран и 34-летный писатель-философ Хаким, главный герой повести "Мелодии сурная" (1985) 36-летный ученый-музыковед и композитор Азад Зиятович Халиков - все они являются художественным отражением моего мироощущение и миропонимание в соответствующих возрастах.
  В годы независимости Республики Узбекистан я довольно плодотворно работал над новыми прозаическими произведениями. В частности, написал четыре романов. Главный герой романа "Тайна тайн (Туркестанский эпос)" (1994) младщый из трех богатырей Батир Закиров - сороколетный ученый-языковед, главный герой романа "Посол (Афанди решил не умирать)" (1999) - пятидесятилетный ученый-этнограф Насриддин Латифиддинович Ходжаназаров, главный герой романа "Веление времени" (2003) - пятидесятичетырехлетный ученый, специалист по логике Ахмадали Бабаджанов. Все они также являются почти зеркальным отражением моих духувных состояний. Здесь, естественно, состовляет определенное исключение главный герой исторического романа "Народ (Друг Фараби)" - великий мыслитель средневекового Востока, "второй учитель" после Аристотеля Абу Наср Фараби, где этот ученый-энциклопедист отражен в возрасте пророка Мухаммада. Потому что в этом романе, также, как в фантастической повести "Беседа с Тагором", больше представления, чем отражения.
  Помимо художественной прозы, я серьезно занимаюсь переводческим делом. Перевел всего девять произведений прозы (на мой взгляд, самые лучшие образцы современной всемирной литературы!) с трех языков (с русского, с казахского, с каракалпакского). Это - повесть "Шурабад" основателя современной новеллистики Ирана Мухаммада Али Джамалзаде, философская сказка "Кролики и удавы" мастера современной русской прозы Фазиля Искандера, повести "Песнь жизни" Мухтара Магауина и "Байгаторы" Абиша Кекилбаева (обе они сегодня ведущие казахские прозаики), роман-эссе "Каракалпакнаме", эссе "Письмо на тот свет, дедушке" и драмы "Соловей степи", "Дядушка Айдос" мастера современной каракалпакской прозы Тулепбергена Каипбергенова, повесть "Эран сахий" одаренного каракалпакского прозаика Алланазара Абдиева. Кроме них, имею множества литературно-критических и публицистических статей. Однако основное поле моей творческой деятельности было и остается эссе. Среди написанных мною эссе после "Небо полно звезд (Беседа о чувствах)" можно особо назвать три довольно крупные вещи. Это цикл эссе "Сем континентов души" (1991), где нашло научно-художественное отражение такие чувства, как удивление, любовь, уважение, обыда, ненавсить, призыв, признание, критическое эссе "Бессмертная душа народа" (1999), где дан развернутый эстетический анализ узбекского героического эпоса "Алпамыш" и, наконец, цикл философских эссе, своеобразная пятерица под общим названием "Пирамида духовности"(2006), состоящый из таких эсса, как "Трактовка духовной опоры", "Духовность и психология", "Анализ духовный состояний", "Духовные ценности" и "Национальный дух"). Приложением к последной эссе была дана "Автобиография или еще одна пирамида духовности", где имеется самое емкое изложение всего того, что мне пришлось испытать до возрасте пятдесять семь лет.
  После двадцатитрехлетной беспрерывной службы в Союзе писателей Узбекистане сначало в качестве консультанта по критике и литературоведению (1983-1987), затем старшего литературного консультанта (1987-1992) и, наконец, ответственного секретаря (1992-2006), в 2007 году я имел счастье получить годичный творческий отпуск за свой счет. Максимально используя персональный компютер своего сына, получивщего высшее математическое образование в одном из ведущих ВУЗов США, смог разобрать все, что написано мною в течении сорока лет. Постарался ставить по полочкам все, что вызывает определенный интерес современного читателя. Романы, повесты и рассказы, то есть, художественная проза составила три тома. Критика, публицистика и эссеистика - еще три тома. Два тома составляли девять художественных переводов из трех языков. В девятый том собирал произведения, которые когда-то были написаны, но нигде не опубликованы до сих пор. Десятый и одиннадцатый тома состовляли все, что написано на русском языке, основная часть которого здесь предлагал на ваш суд. Тогда - два года тому назад, чтобы дело довести до победного конца, написал еще один, пожалуй, последный роман-эссе, роман-воспоминание, своеобразный летопись наподобие "Бабурнаме" под общым названием "Истина", где отражена события 1991-2006 годов и свое сугубо личное отношение происходящим. Не зря говорят, что дорогу исилит идущий. Если бог даст, хочу не остановиться на достигнутом, а идти дальше. Первым долгом хочу перевести эти дневники на свой родной узбекский язык, а романа-воспоминания "Истина", наоборот, на русский, чтобы и узбекские, и русские читатели имели конкретное и цельное представление, чего мне пришлось испытать и переживать в течения тридцати лет.
Так что, есть надежда встретиться с Вами на страницах следующей книги под названием "Истина". Разумеется, если у вас будет интерес к такому роду чтения!

Категория: Мои статьи | Добавил: otauli (03.08.2010)
Просмотров: 594 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Copyright MyCorp © 2017
Сделать бесплатный сайт с uCoz