ВОПЛОЩЕННАЯ МЕЧТА (Атаули о Чингизе Айтматове) - Мои статьи - Каталог статей - Персональный сайт
Пятница, 24.10.2014
Adabiyot (Literature)/Matematika (Math)
Меню сайта
Категории каталога
Мои статьи [27]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 36
Главная » Статьи » Мои статьи

ВОПЛОЩЕННАЯ МЕЧТА (Атаули о Чингизе Айтматове)

АТАУЛИ

ВОПЛОЩЕННАЯ МЕЧТА

(ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО О велении судьбы)

      Многие читатели хорошо знают о том, что за последний полвека среди представителей литератур братских народов самым любимым и читаемым писателем в Узбекистане (узбекского народа) был Чингиз Айтматов. А что именно в произведениях Айтматова привлекало особое внимание узбекских читателей, прямо очаровывало их, возбуждало в их душах любовь и восхищение? Разумеется, в этих произведениях были (наведу) новые художественные трактовки извечной тематики, как любовь, чарующий лирический настрой, глубокий психологический анализ, высокие философские обобщения… Однако самыми притягательными в этих произведений для нас, мне кажется, является то, что они дали совершенно новые образцы традиционный, но полузабытой восточной символики.

      Собственно, ни одно произведение Чингиза Айтматова, начиная с прекрасного рассказа «Красное яблоко» и завершая его последним романом, невозможно представить без символики и иносказания. А они свойственны литературе Востока от древнеиндийской книги «Калила и Димна» до «Свода басней» узбекского поэта Мухаммада Шарифа Гулхани. Большая Рогатая Олениха в повести «Белый пароход», конь Гюльсари в повести «Прощай, Гюльсари», верблюд Каранар в романе «Буранный полустанок», волки Ташчайнар и Акбара в романе «Плаха», кит в романе «Тавро Кассандры»… Без них трудно представить судьбы и духовный мир героев этих произведений. А такое символическое изображение и аллегорическое восприятие мира очень и очень соответствует национальному духу узбекского народа и находит живой отклик в наших сердцах. Ведь, не случайно самыми распространенными именами среди узбеков являются Алишер (Лев Али), Шерали (то же самое!), Арслан (то же!), Бабур (Тигр), Юлбарс (то же самое!), Каплан (Барс), Шункар (Орел), Калдиргач (Ласточка)... А в площади Регистан знаменитого узбекского города Самарканда наряду с медресе Тиллакори (позолоченное) и Улугбек красуется именно медресе Шердар (со львом). Также является свидетельством символического восприятия то, что конь по кличке Байчибар – верный друг и спутник Хакимбека в узбекском героическом эпосе «Алпамыш». Кроме того, разумеется, не случайно родная сестра главного героя носит имя Калдиргач, а по возвращению после семилетней темницы в свои родные края первым его встречает верблюд по кличке Каранар. Невозможно представить устную и письменную поэзию узбекского народа без таких символов, как цветок и соловей, яблоко и гранат, вино и виночерпий… Эти символы наполнены большым и глубоким смыслом. Можно сказать, что в узбекском языке нет слова, которое не имело бы несколько переходных смыслов, что дает безграничные возможности для иносказания, развития таких жанров словесного искусства, как аския (игра слов), туюк (четверостишие с рифмованными омонимами), анекдот…
      Замечено, что довольно часто имя соответствует человеку, который его он носит. Например, почти нет добродушных среди тех, кто носит имя «Каххар» (то есть, «грозный») или грозных среди тех, кого называют «Рахимом» (то есть, «мылосердный»). Ведь названия животным люди давали по характерным для них особенностям. Человеку дают имя того или иного животного, чтобы он был похож на него. Можно сказать, что кроется какая-то недоступная нашему пониманию закономерность в том, что из двух великих узбекских мыслителей первого зовут «Алишер», а второй (Захириддин Мухаммад) выбрал себе псевдоним «Бабур».
 Если Алишера Навои скажем настоящим львом словесного искусства с беспредельной силой воли и Бабура – настоящим тигром с самымы безудержными желаниями и страстями во всей литературе тюркских народов, то Чингиза Айтматова можем сравнить с барсом этой литературы. Ловким барсом, который не имеет ни одного поражения ни в одной схватке.
      Есть поговорка о том, что «всё возвращается на круги своя». Каждый писатель стремится выражать в произведениях не только свои взгляды и чувства, но и характер, человеческую натуру свою. Обычно собственное «я» писателя находит свое отражение в главном герое произведения. Известно, что когда при жизни Абдуллы Кадири собирались снимать художественный фильм по мотивам его романа «Минувшые дни», сам автор проявил желание сыграть роль Атабека. Почему? Причина не в том, что писатель вдруг ощущал в себе актерскую способность. А просто потому, что он в лице своего главного героя точно отражал и видел себя, думал, что его недопонимает даже мастер своего дела, профессиональный актер.
     Чингиз Айтматов родился в аиле Шекер вблизи древнего города Авлия-ата (ныне Джамбул), где умер Атабек, там же учился. Следует сказать, что в течение всей творческой деятельности Айтматов немало путешествовал по свету. Его гражданское мужество, смелость, точная хватка, безошибочная нацеленность на победу, незнание никаких поражений в творчестве по примеру барса… Сколько читателей были восхищены перед этими уникальными способностями и сколько писателей смотрели с завистью на них! Во всяком случае, несомненно тот факт, что именно он мощнее и ярче всех смог показать извечные жизненные проблемы и коллизии на примерах необычных и простых человеческих судеб, несмотря на всякие ограничения советской цензуры. Даже во многих отношениях искуснее таких признанных мастеров, как Абдулла Кадыри, Михаил Булгаков или Мухтар Ауезов. Учеником, идущим дальше своих учителей, несомненно, был Чингиз Айтматов. В смысле действенного отражения самых актуальных жизненных проблем своей эпохи на примере драматических человеческих судеб и на уровне достижений мировой литературы этот мастер, на самом деле, был уникальным. Именно поэтому во второй половине прошлого ХХ столетия его имя было известны там, где не знали даже таких известных деятелей литературы братских народов, как поэты Расул Гамзатов, Кайсина Кулиев… Самое удивительное то, что писатель смог очень искусно избежать горечи творческих неудач. От рассказа к рассказу, от повести к повести, от романа к роману он демонстрировал только творческий подъем, сумел взглянуть на ещё более широкие просторы жизни, исследовать ещё более глубокие пласты человеческих взаимоотношений и духовный мир современников… Мало кому из писателей это удается. А он всегда, во всей своей жизни многократно испытал такое редкое счастье творческих побед.И вот наконец, его последний роман «Когда падают горы (Вечная невеста)»! 
     Произведение привлекает внимание читателей прежде всего тем, что автор как бы возвращается в круг близких ему тем и образов. В своем последнем романе писатель поднимается на отрогы Туркестанских гор, окидывает взглядом просторы вокруг древнего города Авлия-ата и выбирает эти места для своего героя – писателя-журналиста и его окружения, то есть, самый близкий для Айтматова мир! И здесь проводит параллели между главным героем романа горным и снежным барса, что вполне соответствует натуре главного героя и самого автора. Перед нами самый прекрасный и, к сожалению, самый последний образец искусства «психологического параллелизма» в современной художественной прозе, что имеет глубокие корни в устной и письменной литературе древнего Востока. Такой победой завершает свое творчество. 
     Писатель, который с первой повестью «Джамиля» заслужил внимание таких учителей, как Мухтор Ауэзов и Луи Арагон и начал с нее свое «мировое путешествие», этим последним романом сумел подвести, на наш взгляд, своеобразный черту – эпилог нравственных и художественных исканий человечества на рубеже веков. Самое поучительное то, что ставит в нем самые важные, судьбоносные проблемы жизни народов региона, которые после распада союзного государства каждый зажил самостоятельно, независимо друг от друга. Айтматов рассказывает поучительную историю нашего земляка и современника. Дает новое направление романистике региона. Этот роман можно сравнить с последним двенадцатым романом Рабиндраната Тагора «Последняя поэма». Счастье – суметь высказать такое весомое последнее слово во всей литературе тюркских народов после «Язык птиц» Алишер Навои. Можно сказать, это не удалось никому: ни Бабуру, ни Фузули, ни Кадири… А самое главное – роман стал уникальным событием в литературе региона, быть может, в мировой литературе в качестве новой художественно-философской трактовки самого загадочного явления и сложного понятия, каким является судьба.
     Это чувствуется с первой фразы: «Существует одна непреложная данность, одинаковая для всех и всегда, – никто не волен знать наперед, что есть судьба, что написана ему на роду, – только жизнь сама покажет, что кому суждено, а иначе зачем судьбе быть судьбою… Так было всегда от сотворения мира, еще от Адама и Евы, изгнанных из рая, – тоже ведь судьба, – и с тех пор тайна судьбы остается вечной загадкой для всех и для каждого, из века в век, изо дня в день, всякий час и всякую минуту…» 
     Помните беседу героев о судьбе в первых страницах романа «Мастер и Маргарита» великого Михаила Булгакова и рассказ «Судьба человека» великого Михаила Шолохова? Здесь ясно чувствуется, что автор дерзнул по-новому разгадать эту извечную загадку, называемую «судьбою».
     Со следующей фразы, он, можно сказать, берется за конкретное «дело», без всяких излишних философских вступлений: «Вот и теперь также обернулось. Да. И в этот раз то же самое: кто бы мог предугадать событие, оказавшееся за пределами человеческого разумения и, если на то пошло, пожалуй, и за пределами божественного промысла». То есть, судьба – вещь непредсказуемая, каждый по своему велению, исходя из собственной натуры, формирует ее и как бы сам читает, что написано ему на лбу. Как написал великий Гафур Гулям, «Человек – творец своей судьбы, А счастье, выпадающая с неба – сказка!» 
     Третьей фразой читателю дается понять о некой «астрологической взаимосвязи» двух судеб, «их космическое родство», а потом прямо на глазах у читателя в течение всего романа параллельной линией расписываются две судьбы. 
     Когда мы смотрели телесериалы “Две судьбы” и “Дишаи”, созданные мастерами русского и индийского кинематографа, воочию убедились, какая твердая литературная почва у этих произведений, какую мощную питательную силу имеет русская и индийская литературы. Мы наблюдаем драму двух судеб, со всеми сложностями и перипетиями. Однако это – судьбы двух людей. А произведение, где ставится в параллели туранский барс, обитающий на снежных горных вершинах и человек, живущий в крупном современном городе, где раскрывается глубинный смысл этих параллелей со всеми взаимосвязями – можно сказать, пока единственное. На одной стороне – Жаабарс, который обрек себе на одиночество из-за того, что его самка – барсиха стояла на стороне его соперника в сражении. А на другой стороне – вместо того, чтобы создать уникальную оперу «Вечная невеста» совместно с любимой, навеки потерявший ее, прямо-таки изгнанный из ресторана «Евроазия» писатель-журналист Арсен Саманчин. Какие схожие судьбы, натуры, состояния, переживания! Один из них в борьбе за выживания «борется» с собственным хрипом из-за старости. А второй испытывает еще более печальное состояние. Ведь, Жаабарс – обыкновенное животное, не может влиять на свою судьбу, в частности, не способен он на самоубийство, наоборот, обречен природой на борьбу за существование. Второй – сознательное существо, ему своя честь и достоинство превыше смерти. А чтобы убить себя достойным образом, ему не хватает только пистолета! Было бы такое современное по-настоящему мужское оружие в его руках!.. 
     Говорят, кто ищет – тот находит! Если человек по-настоящему желает, он со временем добьется того, чего хочет. И это, можно сказать, благо судьбы. Всё зависит от того, каково желание: доброе или злое. Человек должен стоят на стороне добра и при любых обстоятельствах предпочитать не смерть, а жизнь. Только таким образом он направляет свою судьбу в лучшую сторону. Как быстро и самым естественным образом начинает осуществляться желания героя вызвать себе смерть: родственник из родного аила Бектур приглашает его на сотрудничество в собственной фирме «Мерген» (то есть, «меткий стрелок»). Это ему кажется очень кстати! Не потому, что представилась возможность заработать доллары, которые щедро раздают зарубежные гости-миллиардеры. Даже не потому, что он как знаток английского языка и человек эрудированный может показать гостям лицо своего народа с лучшей стороны. А именно потому, что в комплекте снаряжения для ловли снежных барсов и защиты от их внезапного нападения, имеется пистолет, которым и можно застрелиться! Есть поговорка о том, что винтовка, висящая на сцене в спектакле должна хотя бы раз выстрелить! Здесь имеется в виду не только то, что в произведении не должно быть ни одной лишней детали. Ведь многое зависит от того, когда и как стрелять!
     Когда родственники один на один обговаривают детали, каким образом встречать зарубежных гостей и устроит им охоту на снежных барсов, «внезапно» две ласточки залетают через окошко в комнату и кружатся над ними. Разумеется, это не зря. Здесь не только в комнате, а в самом произведении появляется еще один символ. По известной легенде о Ноевом ковчеге все знают, что ласточка – олицетворение и вестник доброты. Душевный крик ласточек «Свою судьбу заверни не в сторону смерти и зла, а в сторону жизни и добра, эй человек!», родственникам, которые оба поглощены страстью к наживе, естественно, не понять! Таким образом, их судьбы стремительно делают поворот в дурную сторону. При разговоре Арсену стало известно, что родственник, работавший долгие годы председателем колхоза, а теперь стоящий во главе престижной фирмы, предусмотрел всё, чтобы достойно встретит зарубежных гостей: создал специальную группу охотников, которая загонит снежных барсов в нужное место. Руководит этой группой одноклассник Арсена Таштан (Таштанафган, Ташафган)!
     При совершенно секретном разговоре приятелей в том классе, где они когда-то вместе учились, Арсену становится еще известно, что зло приобретает теперь необратимый и еще более ужасный характер. Участника афганской войны, повидавшего своими глазами все ужасы и довольно озверевшего, вовсе не удовлетворяет подачка, щедро раздаваемые зарубежными миллиардерами –охотники на снежных барсов. Его план почти равен «Плану Барбаросса»! Богатые любители охоты в горных пещерах должны быть взяты в заложники, и за них потребуют выкуп в размере 20 миллионов долларов! Такая «чистая прибыль» должна поровну поделиться на шестерых, и все они убегут в соседний Афганистан! Когда одноклассники обсуждали этот явный терроризм, к ним опять залетают ласточки, словно с мольбой: “Эй, люди озверевшие! Опомнитесь и вернитесь с этого опасного пути!» Их призывы к доброте не понимал Бектур, которий всегда жил строго по закону. Не понимал даже Арсен, известный писатель-журналист, знающий английский язык! А теперь откуда понять Таштану, шедшему на войне по трупам, и руки которого залиты кровью? Чем обернется его план, естественно, Арсен ясно представляет. Однако он теперь оказался в худшем положении, чем снежный барс, попавший в капкан! Назад пути нет, а впереди неизбежная трагедия. Он вынужден серьезно задуматься о том, как завершить свою судьбу, которую еще более усложнил он сам. А призывать к совести одноклассника Арсен не в силах, да и тот, кажется, горит желанием бороться за справедливость любой ценой!..
      Вот при таких условиях вдруг появляется еле заметный луч в темном царстве. Она – Любовь мимолетная и молниеносная в лице Элес (древнетюркское слово «элес» означает смысл «мимолетный», «еле заметный»!), знакомство Арсена с Элесом, их любовные отношения на берегах речки посреди лета, с очень короткими, но наполнявшими огромным человеческим счастьем любовными волнениями… Описания этих сцен, можно сказать, составляют самые яркие и трогательные страницы романа. Это естественно. Ибо Чингиз Айтматов, также как Лев Толстой, Стендаль или Хемингуэй, является уникальным мастером в деле художественного воплощения любви и психологического анализа духовных состояний влюбленных. Такой возвышенный лиризм самым естественным образом переходит к трагической концовке. Арсен ищет разумный выход из сложившегося положения. Стремится к тому, чтобы судьбу свою повернуть не туда, где его ожидает смерть, а туда, где жизнь, любовь, счастье. Но как? Огласить совершенно секретный план друга-одноклассника хотя бы перед Бектуром? Такой поступок он считает ниже своего достоинства. Беспрекословно выполнять приказание одноклассника означает, что он добровольно причастен к преступлению. Это было бы намного хуже, чем изгнание из ресторана «Евроазия» и предательство друга-одноклассника!.. Самые последние и самые верные действия, самый разумный выход из сложившегося тупика ему подскажет любовь, что внезапно появилась и озарила его душу. Во весь голос повторяет идущие от сердца слова, крик души Элес: «Слушайте, слушайте мой приказ, пришлые зарубежные охотники! Будьте вы прокляты! Руки прочь от наших снежных барсов! Немедленно убирайтесь вон отсюда! Я не дам вам уничтожить наших зверей! Мотайте в свои дубаи и кувейты, прочь с наших священных гор! Чтобы ноги вашей больше здесь не было! Убирайтесь немедленно, иначе вам конец! Всех перестреляю!» Он подкрепляет свои слова очередью в воздух из автомата. Реакция на это, разумеется, будет соответствующая.
Смерть Жаабарса и Арсена Саманчина, лежащих бок о бок на вершинах гор – это своеобразная вершина символического изображения. Конец судеб, очень похожих друг на друга, как две капля воды! Только они не односельчане («Две судьбы») и не близнецы («Дишаи»), соперничающие между собою. И не влюбленные, как Тахир и Зухра, Фархад и Ширин… Оба – искренно любящие вершины своих гор, отдавшие свою жизнь за сохранение Родины, ее неприкосновенность! Такова судьба снежного барса и похожего по своей натуре человека. Таково веление их судеб, вполне соответствующее их характеру!.. 
     В отличие от других произведений Чингиза Айтматова в этом романе символика проступает даже в именах героев. По имени и отчеству главного героя Арсена Саманчина кое-кто может подумать, что он армянин или русский. Нет, он настоящий киргиз! Древнетюркское слово «арсен» имеет двоякий смысл: «олицетворение человеческого достоинства» и «богатырь»! От корня «ар» образовались такие слова, как «арс» («богатырь»), «арслан» («лев»), даже распространенное имя среди армян «Ара»! Что касается «Саманчин», следует сказать, что «млечный путь» во всех тюркских языках называется «саман юли». Вспомните повесть Айтматова «Саман юли» («Млечный путь»). То есть, этот герой – посланец Млечного пути, гуманоид, богатырь, алпамыш… А окончание «ин», как свидетельствуют фамилия известных казахских писателей Бейимбета Майлина, Иляса Эсенберлина и Мухтара Магауина, не аналогия таких, как Ленин или Сталин, а имеет прямое отношение к древнетюркскому языку.
     Первая и вторая любовь Арсена Саманчина названы «Айданой» и «Элес». Эти древнетюркские слова переводится на русский язык как «единственная луна» и «мимолетная», «молниеносная». А имя «Бектур» тоже имеет двоякий смысл: «он есть бек, то есть, сам себе хозяин» и «оставайся всегда беком»! Этот герой на самом деле по натуре бек и в советские времена, и после! Имя «Таштан» означает «каменный» и «будь камнем». Ещё главный герой известной лирической поэмы узбекского поэта Миртемира «Суврат» («Рисунок») назван «Таштан». Это на самом деле название древнетюркской сказки! Между прочим, данная сказка, по мотивам которой казахские деятели киноискусства создали художественный фильм «Таштан», имеет еще более древние корны, чем, скажем, Орхоно-Енисейские каменные надписи! Недаром самые распространенные имена среди узбеков – «Таштемир» («камень и железо»), «Ташпулат» («камень и сталь»), «Ташбалта» («камень и топор»), «Ташмурад» («камень и конечная цель», это имя главного героя первой узбекской драмы «Отцеубийца» основоположника новой узбекской литературы Бехбуди!), «Ташмухаммад» («камень Магомеда», это имя отца великого узбекского писателя Айбека!)…А название столицы Республики Узбекистан, города Ташкента, который отмечает свое 2200-летие!.. Имя «Таштан» в романе иногда приводится как «Таштанафган», «Ташафган». Они тоже, разумеется, имеет свой подтекст! Ведь, Афганистан, который уже несколько веков никак не может избавиться от войны, на самом деле, по натуре, каменный! Короче, в этом произведении Айтматова даже имена словно говорят сами за себя! 
В архитектонику романов «Буранный полустанок» и «Плаха» включены отдельные рассказы, даже целая повесть «Белое облако Чингисхана». А в романе «Когда падают горы (Вечная невеста)» использован другой, совершенно новый художественный приём: рассказ главного героя, писателя-журналиста Арсена Саманчина под названием «Убить – не убить…» дается как эпилог к роману. Он и поможет нам проникнуть в самые затаенные пласты духовного мира главного героя, которые с трудом поддаются психологическому анализу. В рассказе мать простодушного инока Сергия говорит, провожая сына на войну: «Сереженька, только не убивай никого, не проливай крови!» Вот вам логика! Ведь война называется «войной» потому, что там происходит убийство в огромных масштабах! На войне если ты не убьешь врага, то он убьет тебя!.. На такие «разумные» возражения сына и мужа мать отвечает: «Пусть Бог рассудит. Все только и твердят – убей, убей! Враги нам смерть несут, мы им – смерть! А как потом жить на свете? Одни убийцы останутся на земле? Я, думаешь, не понимаю: ты не убьешь, так тебя убьют. А убьешь – все равно убийца». В этих словах, можно сказать, кроется рациональное зерно не только самого рассказа «Убить – не убить…», а всего романа «Когда горы падают (Вечная невеста)». Сам писатель, создавший живой образ такой добродушной и миролюбивой матери и простодушного чудака, тоже похож по своей натуре на них! Ведь, как мы уже заметили, каждый писатель в своих произведениях первым долгом выражает свое собственное «я». А если человек, который призывает не убивать себе подобных, готов убивать самого себя… под этой трагедией, действительно, лежит общечеловеческая, глобальная проблема! 
Если нам тоже использовать психологический параллелизм в искусстве или аналогию в науке о логике, Арсен Саманчин подобен не только горному снежному барсу, он также похож на главного героя Атабека из первого романа нашего региона – «Минувшие дни» Абдуллы Кадири. Когда такой миролюбивый и добродушный мужик, как Атабек, вынужденно становится убийцей троих себе подобных людей, а затем сознательно идет навстречу своей смерти… это значит, человеческое общество и взаимоотношения людей нуждаются в коренном пересмотре. Обе романы призывают не убивать и не быть убитым! Именно в этом призыве к миролюбию глубоко солидарны авторы двух этих знаковых для всего нашего центральноазиатского региона романов. А солидарность в устремлении к миру имеет в нашей почве глубокие и прочные корни. Ведь и узбекский, и киргизский, и русский народы по своей натуре – народы миролюбивые. Однако, когда человека прямо вынуждают проливать кровь, при таких случаях он всегда готов смело пойти на собственную смерть, на своеобразную жертвоприношение. В этом не только схожесть национальных менталитетов этих народов, но и их исторические судьбы имеют много общего. 
     Чингиз Айтматов, сумевший достойным образом продолжить лучшие гуманистические и художественные традиции основателя романистики региона Абдуллы Кадири и поднявший их до мирового уровня в повествовании о трагической судьбе нашего земляка и современника Арсена Саманчина, призывает читателей серьезно задуматься об исторических судьбах среднеазиатских народов. Это последнее слово, исполненное тревог и надежд, оказалось последним триумфом автора, его «Лебединой песней». Произведением, написать которое он стремился в течение всей своей сознательной жизни. Произведением, колторое никак нельзя было не написать! Оно остается бессмертным творением, шедевром прозы, способным заменить оперу «Вечная невеста» – несостоявшуюся мечту главного героя романа, писателя-журналиста Арсена Саманчина.


Категория: Мои статьи | Добавил: otauli (28.01.2009) | Автор: Атаули (Рахиджан Атаев)
Просмотров: 480 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email:
Код *:
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 0
Гостей: 0
Пользователей: 0
Copyright MyCorp © 2014
Сделать бесплатный сайт с uCoz